Вечный лекарь (из цикла "История спецслужб"). Глава 7

11 дней назад
85 в история

Автор @ramzansamatov


Англия, Графство Сомерсет, город Бат, 10 часов утра по Гринвичу

Ричард, как многие из Королевского Географического общества, не стал приезжать утренним поездом. Панихида по безвременно усопшему члену общества была назначена на десять утра. Бартон прибыл в этот высшей степени чванливый и изнеженный город накануне вечером, чтобы побродить в одиночестве.

Примечательна история основания этого городка. По легенде Бат был основан еще кельтским королем Бладудом. Однажды Бладуд решил получить образование в Риме и перед отъездом мать отдала ему свое золотое кольцо. Долго ли учился будущий король — неизвестно, но, возвратившись домой, обнаружилось, что он болен проказой — все тело Бладуда было покрыто струпьями. И тогда жители, чтобы не подвергать себя опасности заражения, решили его изгнать. Горемыке ничего не оставалось, как стать пастухом — пасти свиней. Как мы знаем, свиньи любят поваляться в грязи, и они нашли для этого подобающее урочище. Вынужденный бродить вместе со своими подопечными, король-пастух стал принимать грязевые ванны вместе с ними и постепенно стал выздоравливать. К концу лета это был совершенно здоровый человек. Бладуд решил вернуться и предстал перед жителями, но люди не узнавали в нем прежнего, покрытого струпьями, больного короля. Тогда он предъявил золотое кольцо матери в качестве доказательства своей личности. После вступления в свои права он основал на месте целебного источника город Бат.

Вот уже многие годы Бат служит неофициальной столицей британской общественной жизни, поскольку именно сюда каждое лето перемещаются аристократия и знаменитости. Горячие источники, которым город обязан своим существованием, были известны ещё до появления на этих местах римских легионов. Римляне называли здешние воды Aquae Calidae (горячая вода), а саксы — Hat Bathun (горячее купанье). Когда в Бате открыли следы римских терм, он уже был фешенебельным курортом. Вот тут-то и зачастили в город лондонские денди.

— Сэр Бартон! — знакомый тонкий девичий голос заставил Ричарда оторваться от созерцания ангелов, взбирающихся по лестнице Батского собора.(16)

— А, мисс Джейн… Здравствуйте!

— Вы решили приехать на похороны моего бедного брата, сэр Бартон? — спросила Джейн, пряча красные от слез глаза под черной вуалью.

— Вот заказала на завтра заупокойную мессу, — сказала девушка без перехода. — У нас здесь такой прекрасный хор… Так поют, так поют…

— Мисс Джейн, позвольте, я провожу вас до дома?! — спросил галантный офицер Бартон. Он был сегодня в форме капитана Ее Величества.

— Да, будьте добры, мистер Бартон. А то у меня от этих благовоний голова закружилась. Как печально, как печально…

— Вы не представляете, мистер Бартон, — сказала Джейн, опираясь на руку Ричарда. — Как я страдаю по моему братцу. И перед вами виновата. Подумать только — я посмела вас обвинить в убийстве и чуть не убила вас. Вы меня простили, сэр Бартон?!

Ричард слегка сжал ее руку, одетую в длинную черную перчатку и предложил продолжить путь, давая девушке выговориться. Уже к концу дороги они вполне себе ладили. Джейн все вспоминала про своего доброго братца, Бартон развлекал ее рассказами о совместных путешествиях со Споком и даже продемонстрировал шрамы на лице, оставленные сомалийским дротиком. От ужаса у Джейн расширялись глаза, она крепче хваталась за руку Ричарда, почему-то вызывая волнение в самом Бартоне. А когда он рассказывал в подробностях и лицах, как они с Джеком улепетывали от аборигенов, искренне смеялась, запрокидывая голову и обнажая белоснежные зубки. Но Бартон, в конце-концов, цели достиг — отвлек бедную девушку от печальных мыслей.

— Вот мы и пришли! — сказала Джейн, указывая рукой на дом из желтого песчаника, выполненный в палладианском стиле.(17)

— Это дом Джека?

— Нет, у него никогда не было своего дома — всегда в путешествиях и скитаниях. Это дом нашего дядюшки. Здесь мы собирались, когда Джон возвращался в родные края. У него была небольшая квартира в Лондоне.

Капитан Бартон постоял недолго, вглядываясь в дверь просторного дома, лишенного всяких украшений на фасаде. Его внимание привлекла не архитектура дома, а девушка, которая скрылась за этими дверьми, едва коснувшись руки Ричарда кончиками пальцев и оставив еле уловимый запах магнолий. Вот кто-то отодвинул краешек занавески окна и тут же отпустил. Ричард развернулся на каблуках и зашагал в сторону парка Сидни-Гарденс. Мужчина решил привести мысли в порядок — эта девушка определенно выбила его из колеи. Ричард до сих пор был равнодушен к женскому полу, если не сказать, что они вызывали в нем отвращение. Но эта импульсивная мисс заставила его посмотреть на женщин с иной стороны.

Да, да, она единственная, которая не вызвала у Ричарда чувство раздражения и брезгливости. Бартон заметил это еще в библиотеке, когда мисс Джейн навела на него пистолет. Мгновенно возникли чувство единения с ней и мысль: «Сейчас она меня убьет!» Но убийство не случилось, а впервые возникшее чувство к женщине осталось. Вот и сейчас, возле дома, легкое прикосновение Джейн оставило на руке Ричарда такое вселенское давление, вызывающее под сердцем сладкий трепет, что он боялся даже потереть это место, чтобы ненароком не смахнуть ощущения.

Бартон недолго гулял по старинному парку — стало быстро темнеть. Запоздалые пары стали быстро покидать Сидни-Гарденс. Хотя и светили тусклые газовые фонари, мужчина тоже счел нужным убраться с этого места. Будто в подтверждение его мыслей, среди деревьев мелькнула чья-то тень. Ричард коснулся кобуры на поясе и отстегнул застежку. Его верный и неизменный ремингтон был на месте. Раньше Ричард пользовался кольтом, но лет пять уже пользуется этой моделью — у ремингтона была намного выше скорость перезарядки, да и вероятность самопроизвольного выстрела была намного ниже. В конце последнего поворота аллеи навстречу Бартону из-за куста медленно вышла тень и перегородила дорогу. Хладнокровие никогда не покидало Ричарда, но этот огромного роста человек в темной одежде действительно внушал смятение — то ли стрелять сразу, то ли подождать, когда тот издаст хоть какой-то звук. Молчание затягивалось…

— Что вам угодно? — не выдержав, спросил Бартон, не убирая руку с рукояти револьвера.

— Камень! — глухо сказала тень.

Бартон непроизвольно коснулся груди свободной рукой. Во внутреннем кармане кителя, действительно, находился лунный камень, завернутый в платок.

— Кто вы? И почему я должен вам отдать камень? И откуда знаете, что он у меня?

— Меня прислал вождь племени шамбала.(18) Он дал тебе камень с условием, что ты никогда не возьмешь в руки оружие. Ты условие нарушил. Случилась беда — погиб твой друг.

— Опять обвинения в том, чего я не совершал… Не я убил Спока!

— Мы знаем. Но он убит из твоего оружия. Верни камень!

— Ничего не понимаю, — сказал Ричард, мотнув головой. — Как это из моего оружия?

— А ты вспомни!

Бартон напряг мозги, но, кроме сделанного Джону подарка в виде ружья «Вестли Ричардс» перед отъездом в Фернандо-По, он не вспомнил. Неужели он убит из того самого ружья?!

— Ваши обвинения смехотворны! — сказал Бартон. — Пойдите прочь с дороги!

К Ричарду возвращалась присущая ему надменность в отношении с представителями не своей расы. Он уже разглядел, что перед ним стоит чернокожий.

— Я без камня не уйду! — сказал шамбала и вытащил из-за спины большой тесак.

Бартон в ответ выставил свой ремингтон и взвел курок. Но это почему-то не испугало чернокожего, более того, он сделал замах и сделал шаг вперёд. Капитану ничего не оставалось делать, как нажать на курок. Вечернюю тишину парка разорвал грохот выстрела. В это же мгновение было отчетливо слышно, что пуля ударилась обо что-то металлическое. Шамбала слегка качнулся, но устоял на ногах. Ричард с недоумением посмотрел на свой верный револьвер — как он умудрился промахнуться с пяти шагов?!

Пришлось вспомнить навыки фехтования, потому что чернокожий уже занёс свой тесак над головой Бартона. Он ушёл от удара, отбив тесак длинным стволом револьвера и, нырнув под руку шамбалы, обхватил того за пояс. Только тут понял, почему пуля не пробила противника — под одежду у него был надета кираса из толстого железа. Она-то и отбила пущенную револьвером пулю. О том, чтобы свалить этого великана с ног, не было и речи. Пришлось прибегнуть к хитрости. Ричард отпустил чернокожего и, не выпуская из рук оружия, упал на спину. Ещё в полёте выстрелил в незащищенную часть тела противника — прямо в лицо. Шамбала «охнул» и, выпустив из рук тесак, схватился за рану и упал. Кровь заливала все лицо, проступая меж пальцев. Капитан вскочил на ноги и снова навёл ремингтон на противника.

Но стрелять повторно не пришлось — на звуки выстрелов прибежали, гремя трещетками, два констебля, патрулирующих улицы поблизости.(19) Несколько слов в объяснение происшедшего из уст капитана Бартона было достаточно, чтобы прояснить картину происшедшего. Этот иноверец, неизвестно откуда появившийся в Англии, напал на офицера Ее Величества с целью ограбления и в результате мужественных действий последнего получил отпор.

— А вот и его оружие! — воскликнул один из констеблей, посветив фонарем под ноги. — Ух, какой здоровенный нож. А ведь мог убить вас, сэр!

— Бартон. Капитан Ричард Бартон.

— Да, сэр! Так и запишем: «Нападение на капитана Ее Величества Ричарда Бартона в аллее парка Сидни-Гарденс.» Благодарю вас, сэр! Вас проводить до дома?

— Займитесь лучше этим несчастным! А я уж сам позабочусь о себе.

— Спасибо, сэр! — сказал констебль, коснувшись тулья шляпы. — Хорошего вечера!

Ричард покинул этот злосчастный парк, а наш констебль обратился к напарнику:

— Ну, что там, Бобби? Жив чёрный?

— Жив! — сказал Бобби. — Только без правого глаза остался.

— На виселице и без глаза повесит. Зачем ему глаз?! Ха-ха-ха…

— И то верно, Уильям. Ха-ха-ха! Вставай, чёрный, пошли!

— Перевяжите мне глаз! — попросил представитель племени шамбала. — И, прошу вас, покажите врачу!

— О! Он неплохо говорит по-английски, Уильям!

— Перевяжи его платком, Бобби. А то ещё истечет кровью до утра! Потом объясняй инспектору, почему не доглядели...

Наутро, отстояв мессу и дождавшись, когда гроб с телом Спока опустят в могилу, Ричард, вслед за остальными, бросил горсть земли и вышел из кладбища. Стал искать глазами мисс Джейн Спок, но встретился взглядом с местным инспектором. Тот, будто этого и ждал, подошёл к капитану и представился:

— Инспектор Чарльз Мейн, к вашим услугам!

— Капитан Ричард Бартон. Инспектор, вы выяснили причину смерти Джона Спока? Кто его убил?

— Следствие, возглавляемое мною, — сказал инспектор, — склоняется к мысли, что это было самоубийство или несчастный случай по неосторожности. Выстрел произведён почти в упор. Рядом с трупом следов посторонних не обнаружено.

— А егерь? Там же был егерь! Он не мог выстрелить в Спока?

— Во-первых, егерь был один в момент выстрела. Во-вторых, мистер Спок убит из собственного ружья «Вестли Ричардс». Со слов родственников, он впервые пошёл на охоту с ружьем этой системы. Возможно, не справился с незнакомым механизмом.

— Это маловероятно, — скептически сказал капитан. — Вестли Ричардс — надежное ружьё. Это был мой подарок. Всегда замечал, как ему нравится это ружьё. Джон был опытным охотником. В версию самоубийства тоже не верю!

— Тем не менее, имеющиеся факты говорят о самостреле, сэр!

— И ещё, инспектор. Что с тем человеком, который напал на меня?

— К сожалению, он сбежал, сэр!

— Как сбежал? — удивился Ричард. — Он же был ранен мною в голову. Как с таким ранением можно было сбежать?!

— По отчёту оставшегося в живых констебля Роберта Пейна, задержанный по дороге в участок разорвал одним движением цепь наручных кандалов и скрутил голову констеблю Уильяму Спилсбери. Затем набросился на Пейна, но не стал убивать, а лишь ударил по голове, лишив того чувств. Когда констебль Пейн очнулся, преступника уже не было. Сейчас его поиском занимаются все полицейские силы Бата. Также мы сообщили о происшествии в полицию Лондона.

Крайне озадаченный Бартон попрощался с инспектором и отошёл в сторону выходящих c территории кладбища родственников Спока. Среди них заметил знакомую фигуру мисс Джейн. Несмотря на печальное событие, при виде капитана Бартона лицо девушки тронула легкая улыбка. Правда, она тут же придала себе строгое выражение. Ричард подождал, когда группа пройдёт мимо, и пошёл следом. Джейн стала отставать и поравнялась с капитаном.

— Мисс Джейн Спок, позвольте ещё раз принести свои соболезнования по поводу смерти вашего брата.

— Благодарю вас, мистер Бартон. — ответила печально Джейн. — Вы сегодня уезжаете?

— Да, мисс Джейн, обстоятельства вынуждают меня срочно покинуть Бат. Хотя… нет уверенности, что эти обстоятельства не настигнут меня в Лондоне.

— Что случилось? — спросила встревоженно Джейн.

— Пока ничего, мисс Джейн. Но мне надо разобраться с этим.

— Вам что-то угрожает? — встревоженно спросила девушка. — Дядюшка говорит, что вчера вечером были слышны выстрелы в парке. Ещё говорят, что убит констебль Спилсбери. А ещё говорят, что у нас в городке объявился чёрный маньяк! Ужас, как страшно!

— Не волнуйтесь, мисс, вам ничего не угрожает. И нет никаких чёрных маньяков. Это один несчастный человек, попавший в чужую страну по повелению своего вождя.

— И он ищет вас?! — мисс Джейн закрыла ладонями заалевшие щеки. — Какой ужас!

Бартон улыбнулся и ничего не ответил. Приложился губами к ручке мисс Джейн и направился в гостиницу собирать вещи. Впрочем, собирать было нечего — только лишь забрать саквояж с личными вещами. Ричард попрощался с хозяином гостиницы, который вышел лично проводить гостя, сел в брумовский кэб и отправился на вокзал, чтобы уехать ближайшим поездом в Лондон.(20)

(16) В начале XVI века епископу Бата Оливеру Кингу приснился сон, в котором Бог собрал всех ангелов и сказал, что вскоре новый король построит здесь новый собор. Епископ понял, что речь относилась к нему, ведь его фамилия была «Кинг». Он сломал старый собор и начал возведение нового, на фасаде которого он повелел изобразить свой сон.
(17) Палладианство – европейский архитектурный стиль. Термин «палладианский» обычно относят к зданиям, выполненным в стиле венецианского архитектора Андреа Палладио. Его работы были основаны на симметрии, перспективе и ценностях классического храма времен Древней Греции и Рима.
(18) Шамбала (самоназвание — васамбаа, встречаются также названия шамбаа, самбаа) — один из многочисленных народов группы банту, проживающий на территории Танзании.
(19) В то время каждый британский полицейский имел трещотку для вызова помощи, а единственным его оружием служила короткая дубинка.
(20) Брумовский кэб — наёмный экипаж на конной тяге, распространённый в Великобритании в 18-19 веках. Этот кэб назван в честь британского государственного деятеля Генри Брума, который разработал его конструкцию.”Брум” имел 4 колеса, кучер располагался спереди. Колёса комфортабельного кэба подвешивались на рессорах. Такой экипаж выбирали более состоятельные пассажиры.


Начало


Вышла новая книга Рамзана Саматова "Амурский сокол" ("Путь Воина. Ясный сокол" - под таким названием эта книга публиковалась (впервые) в этом году на портале https://stihi.io ). Окунитесь в мир начала прошлого века — последнего века второго тысячелетия. Приятного чтения! Ссылка на сайт книги: https://ridero.ru/books/amurskii_sokol/


Наш партнёр - торговая платформа Pokupo.ru

Порядок сортировки:  Популярное