Рассказ о том, как буряты на генеральской машине по Праге катались

в прошлом месяце
85 в история

Автор @azarovskiy


-Смотри, какая красивая машина. Ни одной царапины. Как уцелела в такой заварухе? Танки корёжит и сминает, а тут такая машина и целая! – Недоумевал старший сержант Батомунко Цырендоржиев, которого почему-то русские называли Андреем, а буряты – Хандри, осматривая блестящую, будто лакированную, чёрную машину. – Бросили что ли?

-Из гаража, наверное, недавно выкатили. На таких машинах только богатые господа ездят. Вся открытая, будто без кабины, не сиденья, а дорогие кресла. Мы и не видели таких машин никогда, – заметил его друг, старшина Садо Намжилов, обходя автомобиль. – Красиво тут люди устраиваются, гаражи, как самые лучшие дома, все каменные. Даже скот здесь живёт лучше, чем люди в советских колхозах.

-Тише, тише, Садо! Не критикуй шибко. Ты про себя думай... Прокатимся что ли по Праге! – Вдруг загорелся Хандри, закидывая свой ППШ за плечо. – И ключ торчит в зажигании.

-А ты умеешь ездить?

-Конечно, нет. Я думал, ты умеешь. У вас же в колхозе были машины, а я на технике не ездил. Ты же знаешь, меня сразу после училища призвали.

-У нас таких машин нет. Это совсем другая машина. Наши с фанерной кабиной. А тут всё блестит и на кнопочках! Не трактор. У нас в районе, наверное, человек десять умели ездить на тракторах и машинах с фанерными кабинами.

-Это, Андрюха, «Хорьх», хорошая машина! Генеральская, поди. - Высказал догадку подошедший сержант Нечаев. - Эх, умел бы я ездить, рванул бы по Чехословакии!

-И ты не шофёр! Куда рванул бы? - Огорчился Андрей-Хандри.

Автомобиль стоял у самой бордюры улицы, по сторонам которой начинались руины и уцелевшие здания Праги. Пятый день не гремели выстрелы и взрывы, майское небо удивляло чистотой.


Прага ликовала! Люди смеялись, улыбались друг другу, обнимались, танцевали, звучала музыка. Всюду то взлетал, то ниспадал людской гомон, урчала военная техника. Народа было дивно много! Говорили на разных языках. Время от времени неведомо откуда доходили слухи, что в окрестностях города отстреливаются не признающие или не знающие о капитуляции немцы и неизвестные люди в немецкой форме. Эти неизвестные не сдавались, предпочитали застрелиться. Хандри и Садо знали – власовцы.

Ещё до наступления на восставшую Прагу бойцов 115 полка, в котором служили друзья с начала призыва, предупредили: возможны бои с власовцами в немецкой форме. Наверное, они пытались прорваться через окружение и сдаться в плен американцам. Хандри и Садо успели повоевать с ними, о которых говорили, что они сначала поддерживали восставшую Прагу, но потом почему-то покинули город.

Война закончилась 9 мая, а Цырендоржиеву и Намжилову вместе с однополчанами пришлось воевать до 12 мая. А что будет впереди? Бандеровцов выковыривать отправят? И такие слухи гуляют.

Коренастые и скуластые, смуглые и весёлые, они всё ещё не могли привыкнуть к тому, что война закончилась. А красивый немецкий автомобиль всем своим видом говорил о мирной и совершенно незнакомой друзьям жизни, которая была всё время где-то совсем рядом.

-Нечаев! Кто-нибудь из наших умеет ездить на этой машине? – Спросил Хандри, не оставлявший надежды прокатиться на красивой машине.
-Вряд ли... У нас же одни колхозники, трактористы, танкисты, кавалеристы, оружейники. А тут немецкая техника. Точная, блестит вся. Аккуратность любит.

Цырендоржи Батомункуев (1920-2013). Уроженец села Ага-Хангил, его трудовая деятельность прошла в Дульдургинском районе, известен как один из организаторов системы образования в Агинском Бурятском округе, участник Великой Отечественной, награждён орденами «Красной Звезды», «Отечественной войны» II степени, тремя боевыми медалями «За Отвагу»


Специально для читателей Дульдургинского района через 37 лет


Продолжение следует

Об авторе : Литературное имя – Виктор Балдоржиев (официально Балдоржиев Цырен-Ханда). Писатель, поэт, автор переводов с бурятского, в прошлом председатель Союза писателей Забайкалья.


Наш партнёр - торговая платформа Pokupo.ru

30 second exposure

Порядок сортировки:  Популярное