Авторский пост короткого рассказа. 3 тур. Полет бабочки.

5 месяцев назад
72 в shortandsweet

Унылый интерьер космопорта на Акаре не вызывал радости. Серые пластиковые стены, стандартные цветовые решения, картина с угадываемым земным пейзажем, холодный безучастный взгляд Циклопа, следящего за каждым моим жестом разноцветным объективом.
Да, пожалуй, Циклоп - самое примечательное, что есть в этом забытом Богом уголке Вселенной. Металлический официант, чудо 23 века, который готов выполнить любое пожелание редкого здесь космолетчика.
Я махнул Циклопу рукой и он в очередной раз наполнил мою рюмку зеленоватым дринком. Тут же на его левом плече зажглась четвертая лампочка.
Считает, гад, морда железная. Говорят, они стучат в Главкосмос на пилотов, принимающих больше ста дринков в месяц.
Я - астрогеолог, поисковик первичной разведки. Моя задача лететь туда, куда прикажут.
На этот раз приказ забросил меня в эту глушь. Мне надлежит взять образцы минералов с поверхности Акары и вывезти их на орбиту Нептуна, где уже много лет вращается лаборатория Межгалактического Совета планетарной геологии.
Интересная работа, но одному сложно. Вот если бы рядом был друг или подруга, то тяжести дальних полетов переносить было бы куда легче.
Эх, Ребекка, как ты нужна мне, - подумалось. - Мы же с тобой так мечтали о совместных полетах к далеким звездам... Твоя фигура, взгляд темных удивленных глаз и тихий смех снятся мне до сих пор. Где ты, Ребекка? Моя любовь, моя песня, моя сказка...
Циклоп осторожно похлопал меня по плечу...
Фу ты, совсем расклеился! Задремал! Эти дринки забористые, однако. Пора проконтролировать погрузку образцов.
Я коснулся холодной стали Циклопа контактором, зашитым в безымянный палец левой руки. Мои кровные спайскоины мгновенно улетели к Циклопу и лампочки на его плече погасли. Больше я его не интересовал.

В грузовом модуле был порядок. Я осмотрелся - восемь новеньких бульботов заканчивали погрузку и крепление груза. Все-таки "Илон Маск" лучший корабль и для меня большая честь вести его: класс G - полная автоматизация. Сам управляет всеми процессами, а я вроде наездника. Мне останется только взлететь и взять курс домой, в Солнечную систему.
Вроде все в норме, однако есть в этих камнях что-то такое... Как будто они смотрят на меня. Наваждение какое-то! Я потряс головой и направился в командирскую рубку.
Лампочка интеркома звала меня - вызов шел с Акары.

  • Командир, это Циклоп-1. Оплата за пребывание не прошла, расчеты необходимо повторить... Вам надо спуститься на Акару.
    О! Великий Коперник! Вечно с этой техникой что-нибудь происходит в самый неподходящий момент.
  • А мы не можем удаленно решить проблему?
  • Конечно, можем. Дайте мне разовый доступ к вашей расчатно-вычислительной системе и я все улажу.
  • ОК! Действуй.
    На зеленом экране побежали строки запроса доступа! Я разрешил вход в систему и через минуту Циклоп, поблагодарив, отключился.
    Бульботы заканчивали, через полчаса можно будет стартовать... Я запустил программу расчета на прыжок в точку R36, откуда до дома будет уже рукой подать.
    Сильный удар по корпусу корабля заставил меня бросить все расчеты. На погрузочном пандусе случилась неприятность: один из бульботов не вписался в транспортный люк и ткнулся в борт. Удар был не слишком сильным и особых повреждений не нанес. Сработала и загрузилась аварийная система навигации: бульботы на пару секунд замерли и вновь деловито поползли на погрузку.
    Старт! Самое волнительное мгновение, когда многотонная глыба корабля зависает на миг над планетой, опираясь лишь на столб огня, фонтаном бьющий из дюз, а затем словно услышав зов родной Галактики начинает стремительно уходить ввысь, постепенно ускоряя и ускоряя свое движение.
    Звездолет мчался сквозь пространство и время, разрывая холодное безмолвие бесконечности. На сферическом блистере навигационного модуля вспыхивали радужные сполохи отраженного света. Звезды подмигивали мне своими лиловыми, оранжевыми, розовато-красными, бледно-фиолетовыми, желтовато-зелеными оттенками, словно россыпи самоцветов на темном бархате небосклона.
    Бросив взгляд на приборную панель, отмечаю, что все в норме. Хотя нет, индикатор горизонтальной балансировки показывает легкое отклонение в несколько десятых градуса. Это, конечно, в пределах допустимого и не вызывает беспокойства системы контроля, однако странно. На взлете все было по нулям.
    Неужели во время взлета сместился груз? Надо будет после прыжка наведаться в грузовой отсек.
    На экране вспыхнула предупреждающая надпись и мягкий электронный голос объявил о начале подготовки к прыжку. Я занял место, расположившись в удобном ложементе и глубоко вздохнул.
    Все-таки эти гиперпространственные скачки на добрый десяток световых лет слегка изматывают. Хорошо еще, что почти всегда во время прыжка я теряю сознание. Но только тссс, это великий секрет!
    По экрану побежали зеленоватые всполохи, корабль разогонялся до гиперскоростей.
    Экран уже во всю флуоресцировал сияющими огнями. Громкий хлопок и звезды кинулись с экрана врассыпную, пропуская корабль в межзвездный туннель. Еще минута и - бац! Мы вынырнули в расчетной точке R36.
    Казалось бы, тот же самый космос, а вокруг все уже было совершенно другим. Черный бархат уступил место темно-синему плюшу, по которому искристой россыпью полыхало многоцветие звезд иного мира.
    Слева висела громада Дельтотума, ярко оранжевым диском закрывая весь обзорный экран. Я задохнулся от восхищения. Красота и торжественность! Воистину велик Творец, создавший этот замечательный, удивительный, неповторимый мир!
    В моей душе пел орган, играли флейты и скрипки, вплетали свою партию соловьи, журчали ручьи и восторг переполнял все мое существо!
    Но, что это? Кто это нарушает гармонию картины???

Да это же... гатальский крейсер!!! Что он тут делает? Откуда в этом районе гаталы? Они же меня арестуют!
Бежать! Немедленный старт!!!
Мои пальцы проворно забегали по клавиатуре, вводя данные на новый прыжок. Да хватит ли энергии?
А крейсер не шутил, он тем временем приступил в развороту в боевую позицию, открывая мне левый борт и готовясь нанести удар.

  • Быстрей! Быстрей, - кричал я себе, колотя по клавиатуре онемевшими от страха пальцами.
    Встреча с гаталами не сулила мне ничего хорошего. Будучи неорганической формой жизни, гаталы считают все минералы в какой-то степени живыми существами, относясь к ним с любовью и предоставляя защиту. Представляю, что они сделают со мной, обнаружив на борту бункеры со своими родственниками - минералами с Акары. Они же категорически против проведения в космосе геологических работ.
    Удар! Взрыв! Взвыли зуммеры аварийной тревоги! Попали все-таки! Но раненый "Маск" уже вступил в трансформацию пространственно-временного континуума и фактически стал недосягаем для врага.
    Я очнулся, лёжа на полу. Видимо, я так и не успел зафиксироваться перед прыжком в гиперпространство. В помутневшем сознании я опять видел Ребекку. Она протягивала ко мне руки и звала за собой.
  • КАС! Повреждения? - запросил я. И металлический голос космического анализатора ситуаций начал перечислять нанесенный кораблю ущерб.
    Оказалось, что отделались мы сравнительно легко. Крейсер гаталов, боясь, что мы ускользнем, поспешил с выстрелом, не завершив разворот на боевой курс. В результате мы лишились одного из фотонных отражателей. Ну ничего как- нибудь дойдем на двух оставшихся.
  • КАС! Место? - запросил я координаты точки выхода из гиперпространства.
    Мы выскочили в созвездии Эридана, совсем не там, где я планировал, но главное мы были живы и не в плену.
  • КАС! Место ремонта?
  • Ближайший ремонтный док подходящих размеров на орбите Ахернара.
    Ну что ж. Идём на Ахернар!

– Говорят, что у прибывшего корабля «Илон Маск» серьёзные повреждения, – сказал старик в комбинезоне, повесив трубку. – Джон сказал, что это что-то невероятное!
Вид космопорта за окном вызывал ощущение бесконечности. Хоть сюда прибывали лишь небольшие грузовые и пассажирские шаттлы с кораблей, зависших на орбите этого нового мира, зрелище всё равно завораживало. Несколько гектаров ровной матово-чёрной поверхности площадки для приземления, ряд пусковых установок слева, бескрайний зловещий океан справа. Здесь – врата. Отсюда земляне прибывают на планету и отправляются дальше по своим делам, через аэровокзал и морской порт. Сюда же прибывают грузы, сушей и морем.
Но на посадочной площадке для шаттлов почти всегда тишина и пустота. Старты и приземления – не чаще, чем раз в сутки. В остальное время – лишь мерцание далёких маячков в кубе пустоты над чернотой.
Солёный воздух просочился через открытое окно, мягко раздувая бумаги на столе.
– Чёрт возьми, я надеялась сегодня как следует отдохнуть, – Ребекка закатила глаза, но улыбнулась и набросила на себя светоотражающую красную куртку. – Думаешь, придётся звать на подмогу народ со спутников?
– Нет, я так не думаю. Выдержим, – улыбнулся он в ответ, одинаково гордо и грустно. – Но надо подняться на орбиту, помочь им эвакуироваться. Разбуди Гордона и поднимайтесь в шаттле. Я останусь здесь, на связи.
– Хорошо, папа, – Бекки направилась к двери.
Выходя с крыльца, она почувствовала, как жгло местное солнце. Это было почти межсезонье, когда всё утихло. Ни штормов, ни ливней. Как здорово, что атмосфера планеты оказалась пригодной для дыхания землян! Сегодня был бы отличный день для отдыха на местном каменистом пляже, но работа есть работа.
Что могло случиться с «Илоном», одним из новейших кораблей G-класса, оставалось только гадать. Первый корабль этого класса, «Павел Дуров», летает уже двадцать лет почти без единой царапины. Они защищены от всего, что есть в Космосе. От всего, что известно землянам... Какой катаклизм мог повредить эту неубиваемую махину?



Станция производила впечатление заброшенной. Я связался с роботом со странным именем Джон. Людям таких имён не дают уже лет двести.
Ну, наконец-то! Со станции стартовал челнок и золотистой звездочкой направился в мою сторону, постепенно увеличиваясь в размерах.
Что ж, ты, коллега, так долго копаешься в шлюзовой камере? Ну вот, выходит…
На блестящий паркет навигационного отсека шагнул невысокий стройный астронавт, с копной длинных каштановых волос, выбивающихся из под лёгкого защитного шлема. В ярком облегающем костюме всемирного аэрокосмического агентства WASA астронавт выглядит яркой игрушкой, моделью ежегодного показа космических скафандров и комбинезонов!
На мгновение мне стало стыдно, что я представляю Илон Маск в заношенном комбезе с эмблемой сибирского филиала WASA - космодрома Восточный, только что достроенного Главкосмосом.
Астронавт снял шлем и взглянул на меня в упор! О! Великий Коперник! Протуберанец мне в ухо!!
Передо мной стояла несравненная Ребекка Паркер - собственной персоной! Девушка моей мечты! Моя первая любовь! Моя первая женщина в невесомости! Моя первая женщина за пределами Солнечной системы! Разве такое можно забыть?!
Она явилась мне во плоти, материализовавшись из неоткуда! Она вызвана в этот мир горячечным воображением моего истерзанного долгими космическими страданиями мужского эго! А может быть это последствия удара головой во время атаки гаталов?
Все это пролетело в моем мозгу в одно мгновенье!
Я хлопал глазами как ушастый хамелеон с Бетельгейзе, меняя оттенки от розового до пунцового!
Волна воспоминаний, обрушилась на меня с такой силой, что КАС, контролирующий всегда мое состояние, стал посылать мне через контактор импульсы, соответствующие нормальному ритму моего пульса.
Мы молча смотрели друг на друга в немом изумлении.

  • Э… Это ты? - наконец выдавил я.
  • Это я! - ответила она с небольшой паузой, нисколько не проявляя волнения.
  • Бекки! Это точно ты? Откуда?
  • Отца послали сюда и я не могла отпустить его одного. Все-таки ему уже вторая сотня.
  • Как? Доктор Паркер тоже здесь?
    Я не верил своим ушам. Когда-то доктор Паркер читал мне лекции по практической астромедицине и биологии.
  • Да, старик будет рад тебя видеть. Но узнаешь ли ты его, он сильно изменился.
    Она отвечала с небольшими паузами как будто в чем- то сомневаясь.
  • Я все- таки не верю, что это ты…
    Она засмеялась рассыпчатым звонким смехом.
  • Ребекка - женщина-сказка… все-таки я не понимаю почему мы расстались…
  • Потому что ты дурачок, - сказала она без всякой улыбки.
    По случаю моего прибытия на Ахернар хозяева дали небольшой банкет. Пока накрывали на стол я просмотрел газеты, валяющиеся на столике.
    Новости были потрясающими: заключили договор с тау-китанцами, заложили новый корабль класса G, его назовут "Марк Цукерберг". Дипломат с Тальгара выбран в члены Галактического Совета! Ого! До чего мы дошли!
    Хозяева развлекали меня как могли: Циклоп разносил дринки, Ребекка поглядывала на меня хризолитами своих волшебных глаз, а доктор Паркер травил анекдоты. Правда, периодически старик вел себя странно...
  • Давно это с ним? - спросил я, когда старик в очередной раз, уставившись в стенку, начал вести разговор сам с собой, состоящий из бессмысленных и непонятных фраз.
  • Да вот уже год. С тех пор, как стал проводить на себе опыты по продлению жизни.
  • А сейчас я покажу вам свое последнее творение.
    Доктор подошел к двери и громко крикнул
  • Гордон! Гордон!
    И в это же время в зал вкатился огненно-рыжий игольчатый шар и остановился в ожидании.
  • Это биоробот. Живой, выращенный мною биологический объект. Обладает элементарным самостоятельным разумом. Ему доступны три вида трансформаций.
    Доктор перевел дух и сделал большой глоток освежающего мангового фреша.
  • Первый режим, это нечто домашнее, способен генерировать успокаивающий свет, тихую релаксирующую музыку, имитировать звуки птиц, животных. Выполняет несложные команды: дай, принести, дай информацию, подержи... Что-то вроде думающей кошки...
  • Вторая, помощник, технический специалист, инженер и ремонтник всего и вся. Он поможет исправить отражатели на "Маске".
  • Ремонт! - крикнул доктор и почти моментально оранжевый шар окутался ярко-синим дымом и превратился в сложную этажерку с четырьмя руками, способными рубить, строгать, пилить, варить титан, крутить, сверлить, клепать...
  • А третья....
  • Папа, ну не все сразу, - Ребекка мягко обняла отца и ненавязчиво подтолкнула его к выходу. - Нам с Вадимом надо о многом поговорить!
  • Ну, поворкуйте, поворкуйте, лемурчики, - проворчал доктор, уходя, но не забыв протянуть бокал Циклопу, который наполнил его до краев.
  • Нейтраль!
    Гордон вновь приобрел оранжевый игольчатый вид и комната наполнилась звуками леса. Ребекка печально смотрела вслед ушедшему отцу.
  • Папа стал совсем старый, - грустно сказала она. - Да еще алкоголь. Он уже дважды выбирал месячную норму досрочно. Циклоп сообщил об этом в Центр и нас могут отправить за границу обитаемых миров, а это почти вечная ссылка.
    Мы держали друг друга за руки и говорили о пустяках. Ее раскосые глаза блестели от выпитого. Бархатный голос с хрипотцой волновал меня, рисуя чувственные картины, наши плечи касались и от этих касаний по моему телу каждый раз пробегали электрические разряды.
    Девушка рассказывала о жизни на полузаброшенном Ахернаре, об отце, который все больше отдаляется от нее, сторонится людей и только для меня сделал исключение. По словам Ребекки она давно уже не живет полноценной жизнью и мечтает улететь с Ахернара куда угодно.
  • Но отец... Без меня он совершенно пропадет! И эти его странные опыты. Представляешь он заставляет меня каждый день пить какую-то настойку из местных трав. Эликсир бессмертия, как он его называет. Но мне кажется, что этот эликсир... Он меняет меня... изменил..
    Девушка задрожала. Чтобы успокоить и ободрить, я обнял ее и притянул к груди. Наши губы встретились и я ощутил приступ волнующего томления. Мои руки потянули молнию на ее комбинезоне, но Ребекка отстранилась и холодно взглянула на меня.

Ночью я спал беспокойно. Мне снился гатальский крейсер, высаживающий десант на Ахернар. Внезапный шум заставил меня проснуться. Я открыл глаза и отпрянул:
Надо мной склонился... доктор Паркер! Но как он странно выглядел. С фонарем в руке, в халате и красном ночном колпаке он был похож на комичного Санта-Клауса, но мне было не до смеха.
Его лицо в глубоких морщинах и складках свисающей кожи было перекошено. Изо рта пузырями шла пена. Желтые глаза увеличенные в размерах, просто громадные, смотрели на меня, не мигая. Ужас объял меня!

  • Доктор, что случилось?
    Он пытался что-то сказать, но пена мешала ему. Он хрипел и задыхался. Глаза остекленело смотрели, не мигая....
    И тут он моргнул!
    Вертикальные черные створки зрачка на мгновение скрыли желтизну глаз и вновь уставились на меня. Я похолодел.... Так моргают, например, кошки, и некоторые разумные рептилоиды!!!
    С трудом мне удалось уложить доктора в постель. Он пытался бежать, говорить, махал руками и был в состоянии маниакальной возбужденности. Периодически мне казалось, что его руки удлиняются, вырастая их плеч словно телескопические антенны. До утра я просидел у его постели, не смыкая глаз.
    Утром я рассказал о происшедшем Ребекке. Она сильно разозлилась на меня.
  • Ты ничего не знаешь! - кричала она. - Ты можешь его погубить... Надо было сразу же звать меня или Гордона.
  • Гордона? Да что может сделать в такой ситуации маленький оранжевый колобок? Стать этажеркой и молотком треснуть доктора по голове? Смешно!
    Шла неделя за неделей. "Илон Маск" восстанавливался. Оживали один за другим поврежденные отсеки, заваривались пробоины, устанавливалась аппаратура, пополнялись запасы. Гордон в своей второй ремонтной ипостаси умело руководил ботами. Единственным, кто беспокоил меня все больше и больше был доктор Паркер.
    Он все время пытался что-то сказать мне, с навязчивостью подстерегая в коридорах, в баре, пугливо оглядываясь на Циклопа, когда тот случайно бряцал посудой в шкафу. Доктор был нездоров. Его стремление поймать меня не укрылось от Ребекки и она стала всерьез беспокоиться за меня.
  • Не слушай его, - говорила она мне. - Он опасен! Ты не знаешь, что мне пришлось пережить! Этот кошмар длится уже второй год!
  • Почему же ты не сообщила в Центр, - удивлялся я, но этот вопрос Ребекка попросту игнорировала.
  • Ты должен что-то придумать, - сказала она мне как-то во время ужина. Мы уже приняли по паре дринков, обсудили все, что было можно, но беседа вновь и вновь возвращалась к состоянию бедного доктора Паркера. Похоже Ребекка всерьез беспокоилась за отца.
    Она подошла ко мне и игриво погладила пот щеке.
  • Мы должны избавиться от него, - сказала она вдруг.
  • Что ты имеешь ввиду, - спросил я, не веря своим ушам.
  • Думай, командор, думай, - произнесла она с улыбкой, которая показалась мне зловещей. Но ее руки и губы умело увлекли мои мысли по другой дороге.
    В ту ночь наши отношения возобновились и в них было столько страсти и фантазии, что я забыл о докторе, гаталах, ищущих меня, жутких вертикальных зрачках больного доктора. Старая любовь не ржавеет, говорили в древности земляне. И это оказалось сущей правдой!
    Однажды ночью я проснулся от нежных мягких прикосновений.
  • Ребекка, - я потянулся к ней всем телом, но руки ухвалили лишь пушистый шар.
  • Гордон? Что ты тут делаешь?
    Но Гордон только ласкался, терся о мои ноги и, казалось, звал за собой.
  • Доктор Паркер? - догадался я. Гордон весело замигал лампочками, радуясь моей догадливости.
    Я вошел в отсек доктора. Тяжелый запах лекарств, которые давала Ребекка, витал в комнате и кружил голову. Доктор был совсем плох.
  • Подойди ближе, - он жестом подозвал меня. - Ближе! Ближе! - я склонился над ним.
  • Вадим, сделай мне укол! - я отшатнулся.
  • Нет! Нет! Мы вас вылечим!
  • Ты не понял! Это и есть лекарство! Введи мне эндорфин. Ты был хорошим студентом! Ты понимаешь. Это поможет мне вспомнить все! Там, там за шкафом!
    Я заглянул за шкаф. Действительно, там оказался аккуратно запаянный в пластик шприц-тюбик эндорфина.
  • Быстрей! Быстрей! - торопил док! - Быстрей!
    Я обнажил ему бедро и быстро сделал инъекцию. Потянулись минуты ожидания.
    Внезапно доктор открыл глаза. Они были чистые и ясные. Доктор схватил меня за руку и быстро заговорил:
  • Вадим! То, что я тебе сейчас скажу поразит и испугает тебя, но выслушай меня до конца. Как бы тебе не казались странными и ужасными мои речи, выслушай до конца, прошу тебя!
    Он перевел дух и заговорил быстро, но четко.
  • Вадим! База Ахернара потеряна! Она захвачена талькарами и я виновник этого! Слушай!
    Когда я создал Гордона, гордыня обуяла меня. Я решил, что мне все позволено, что я Творец и могу создать совершенного человека. И я начал опыты на себе. Поначалу все шло хорошо. Воодушевясь результатами, я начал опыты на Ребекке и чем больше я работал, тем сильнее была сдвижка по эволюционной линейке Рохмана. Помнишь?
    Да, я помнил эту линейку от простейших до человека. Но ведь никто не стремился расширишь эту линейку, никто не стремился попытаться заглянуть за отметку "человек" и создать существо, совершеннее человека. Ведь есть же запрет на подобные опыты по евгенике и улучшению генетики гуманоидов.
    Доктор как будто читал мои мысли.
  • Именно так! Но я попробовал, - продолжал он.
  • Но через какое-то время успех обернулся поражением. Наступил необратимый откат и я увидел фатальные изменения в себе! А кто стоит по линейке Рохмана, ниже человека?
  • Разумные рептилоиды?! - поразился я!
  • Именно! - подтвердил доктор. - Но хуже всего то, что у Ребекки коэффициент изменений превысил порог и обратной дороги для нее нет! Если я еще могу поддерживать себя эндорфином, то она безвозвратно превратилась в рептилию. Человеческий облик она способна поддерживать только временно, но в течение суток она должна хотя бы раз перевоплотиться и пить эликсир.
    Но и это еще не самое страшное! Главное в том, что Ребекка подала прошение о предоставлении ей гражданства Талькара!
  • О, Боже! - завопил я. - Гражданство Талькара?!! Только не это! Все что угодно, только не это!! Это же... Это же.... предательство!
  • Да, предательство, - согласился доктор. - Но ты, посмотри кто сегодня в составе Галактического Совета. Они скоро все распродадут!
    Я вспомнил новости и промолчал.
  • Но талькары не дают гражданство даром! Они что-то запросили у Бекки?
  • Да, запросили!
    Доктор надолго замолчал, собираясь с силами и оценивая насколько я готов к очередному потрясению.
  • Они запросили "Илона Маска".
  • Что?!! Что?!! Илона Маска? Да они что, рехнулись? Она отказала им? - почти кричал я, к своему ужасу ощущая, что уже знаю ответ.
  • Нет! Она дала согласие и подписала условия.
    О! Великий Коперник! Получается, что я сам привел корабль в лапы талькарам.
    Так может быть моя разбалансировка корабля произошла не случайно и я не случайно выскочил на гатальский крейсер? Ведь именно гаталы - добровольные стражи прав минеральной жизни - пугнули меня и направили на Ахернар.
    И опять доктор Паркер поразил меня своей проницательностью.
  • Да, все это было не случайно! Циклоп на Акаре перепрограммирован талькарами и когда ты дремал в баре у тебя сняли энцефалограмму и структуру воспоминаний. А взамен поместили воспоминания о Ребекке. И обо мне. Мы ведь не знакомы с тобой Вадим, и никогда не были знакомы! А с Ребеккой ты виделся пару раз во время учебы. И никакой большой любви между вами не было. Все это результаты химических реакций, имплантированных тебе талькарами. Они же организовали и сбой в работе бульбота, который сбил юстировку двигателям фотонной тяги и переместил груз в грузовом модуле так, чтобы ты оказался в точке R36.
    Гаталы не могли захватить "Илон Маск". Тогда бы им пришлось иметь дело с Планетарным трибуналом, а вот испугать тебя им удалось так, что ты сам прыгнул туда, куда им было нужно - на дальний заброшенный ремонтный док на Ахернаре. Изменить программу помог все тот же Циклоп, которому ты сам давал разовый доступ в систему расчетов. Помнишь?
  • Но откуда они знают, что именно я полечу на Акару?
  • А разве это такой уж секрет? - ответил он вопросом на вопрос.
  • Так что же делать?
  • Немедленно улетай! Прыгни сразу в Орион, там они тебя не достанут, но торопись! Сюда идет галеон талькаров. Не сегодня-завтра они будут здесь!
    -И еще запомни, - старик обессилил и последние слова говорил шепотом, я их едва слышал.
  • Запомни команду, боец! Запомни, боец!
  • Что запомнить, - спросил я. Что за команда, доктор? Я ничего не понял.
    Но старик уже хрипел, вытягиваясь в последнем приветствии Космофлоту, которому отдал всю жизнь. Его глаза последний раз моргнули. Вертикальный щелевидный зрачок остекленел. Действие эндорфина заканчивалось и душа доктора Паркера отправилась искать свое последнее пристанище.

На корабле было непривычно тихо. Все системы были переведены в спящий режим. Гордон-этажерка возился в командирском отсеке, тестируя оборудование.
Я включил видеокамеры и осмотрел корабль. Внутренние работы были закончены, только на внешней палубе два бота варили какую-то конструкцию. Снопы искр летели во все стороны, оживляя мрак космоса и придавая ему торжественность.
Стараясь особо не привлекать внимание я запустил проверку автоматики в фоновом режиме, предварительно заблокировав все шлюзы. Но хитрость моя не удалась: с Ахернара заметили мигание бортовых огней и оттуда стартовал челнок.
Одновременно, пошел вызов с интеркома и я увидел Ребекку. Она была вне себя. В ее глазах полыхала ярость:

  • Ты убил отца, - кричала она. - Тебе нет пощады!
    Ее маленький челнок мчался навстречу исполину "Илону Маску" как комар навстречу медведю.
    И в этот момент рядом с кораблем начала формироваться воронка гиперпространственного перехода и буквально ниоткуда возник галеон талькаров.

Надо сказать, что они тщательно подготовились к атаке на Маск, потому что буквально сразу же с него стартовало не меньше дюжины ботов, стремясь не допустить моего старта.
Надо было спешить.

  • КАС! - заорал я. - Скачок в Орион! Немедленно! К бою!
    Взвыли зуммеры боевой тревоги. Проснувшийся корабль, словно ждал хорошей драки и мгновенно изготовился к схватке.
    Посыпались доклады:
  • Ракетная защита включена!
  • Орудия приведены в готовность!
  • Расчеты прыжка завершены.
    Оставалось дать команду на прыжок, но я видел, как Ребекка пытается помешать мне. Ее челнок крутится возле ракетных дюз и при старте неминуемо погибнет в вихре бьющей огненной плазмы. Ценой своей жизни она хочет остановить меня. Но для чего? Из-за любви? Чтобы отдать корабль врагам? Нет, этому не бывать!
  • Чужие на борту! - завопил КАС! - Прорыв в грузовой модуль!
    Проклятье! Талькары все-таки умудрились разблокировать грузовой шлюз и словно тараканы хлынули по главному коридору к отсеку навигации. Допустить этого нельзя!
    Схватив бластер, я кинулся им навстречу. Под ногами оранжевым клубком катился Гордон. Малый не бросил меня в минуту опасности.
    Тяжелая бронированная дверь дрожала под ударами талькаров. Я перевел бластер на максимальную мощность.
    И вот появились первые нападающие. Огонь! Мощность огненного плевка моего бластера не только смела первый ряд талькаров, но и расплавила броню двери. В увеличившийся проем ринулись новые бойцы талькаров!
    Бойцы? Новые бойцы! И тут я вспомнил напутственные слова доктора Паркера!
  • Боец! Боец! - заорал я во всю глотку. И произошло чудо! Рыжий пушистый комок, Гордон, внезапно увеличился в размерах, а затем разогнувшись на моих изумленных глазах превратился в громадного боевого робота!
    Не завершив трансформации, он немедленно вступил в схватку с врагом, пудовыми кулачищами штампуя из них бесформенные лепешки.
    Через пять минут с первой волной нападавших было покончено. Но стоит ли ждать вторую?!
    Я взглянул в монитор: яркой блестящей бабочкой Ребекка по-прежнему летала вокруг двигателя...
    На миг в моей душе шевельнулось чувство нежности и тепла, прежняя любовь молитвенно тянула ко мне свои тонкие руки... Но решение уже было принято...
  • КАС! Прыжок,- зарычал я, вгоняя колебания и сомнения в самые дальние уголки сознания.
    И свет померк! Вся мощь корабля была брошена на формирование стартового импульса. Даже внутреннее освещение отключилось.
    Одинокая бабочка продолжала свое предсмертное кружение, когда плеск огня испепелил ее, обрывая бесценную человеческую жизнь.
    Прощай, Ребекка! Я тебя не забуду!
    ... Это все-таки хорошо, что при гиперпереходах я теряю сознание.
Порядок сортировки:  Популярное
72
  ·  5 месяцев назад

@peshehod рассказ принят на конкурс!
Уникальность проверил - ок) Объём - да, 3677 слов, чуть выше, но это нисколько не вредит рассказу.
Лишней "воды" я здесь почти не заметил. Конечно, можно было постараться и сократить... примерно до 3200. А если уж очень загонять себя в рамки, то и до 3000 слов ровно. Но у нас нет цели загонять авторов в жёсткие рамки. Так что, по объёму - норм, претензий не имею)

О тексте. Первый плюс - все "ружья", развешенные по стенам, выстрелили в красивой сюжетной мелодии, мне это понравилось!
Минусы даже искать не хочется, и здесь их почти нет. Ну, 99% фантастики и фэнтези в наше время - это уже готовые шаблоны и "где-то это было".
Я увидел тут отсылки к Дику, Саймаку, Хайнлайну - возможно, неосознанные. Просто жанр уже оформился, и любой автор, любого уровня, когда пишет космическую фантастику, упирается в использование этих шаблонов. Если только он сам не является учёным-новатором... но я таких авторов в современной НФ не знаю. Очень надеюсь, что кто-нибудь порадует в ближайшие лет 10...

В общем, придираться не стану - всё хорошо, заявка на призовое место. Но в этом туре уже несколько очень сильных рассказов, и тур ещё продлён до 7 сентября, поэтому посмотрим - кто ещё нас удивит.

Что касается прогресса вашего письма на протяжении 3-х туров... ну, скажу так. Если во 2-м туре у меня возникало желание придираться к отдельным недочётам в вашем рассказе, то сейчас такого желания нет)
Единственное - могу пожелать вам и дальше оттачивать мастерство и собственный неповторимый стиль... знаете, такой высший пилотаж, когда в тексте есть определённая мелодика, ритм... я в своих текстах стараюсь такое делать, получается или нет - судить читателям)

·

@eldar-adov Спасибо, Эльдар! Автор старался учитывать ваши рекомендации. И впредь будет это делать.)

@peshehod Забавно! Я не особенно знаком с космическими шаблонами, и для меня все было в новинку. Крутые повороты сюжета, неожиданности в конце, враждебная цивилизация. Есть в этом рассказе этакой молодой задор, жажда приключений, верность "родной" цивилизации. В общем - развлекательное чтение - для молодых и великовозрастных подростков. I had a good time! )))

Мне понравилось! 👍

·

@mgaft1 Спасибо! :))